Решающим фактором в борьбе с пандемией стала наука

Решающим фактором в борьбе с пандемией стала наука

Тема: Коронавирус COVID-19: что надо знать

Как эпидемия COVID-19 повлияла на российскую систему здравоохранения, рассказывает академик РАН, президент Российского кардиологического общества Евгений Шляхто

00:00  Автор: Юлия Гордеева

Евгений Шляхто © scardio.ru

20 июня в России отметят День медицинского работника, выразив благодарность тем, кто давал клятву Гиппократа и сегодня спасает жизни других, нередко рискуя при этом собственной. Пандемия коронавируса не только изменила отношение общества к медикам, но и систему здравоохранения, которая уже не будет прежней, предупреждают эксперты. Каких именно преобразований стоит ожидать, «Парламентской газете» рассказал генеральный директор ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр имени В.А. Алмазова» Минздрава России, академик РАН, президент Российского кардиологического общества Евгений Шляхто.

— Евгений Владимирович, какие уроки, на ваш взгляд, должна вынести система здравоохранения из пандемии?

— Эпидемия коронавирусной инфекции — это нестандартная, форс-мажорная ситуация, «черный лебедь» для всего мира. Еще в начале 2020 года мы представить себе не могли, насколько масштабной окажется проблема и насколько серьезные вызовы она поставит перед всеми странами, и не только в плане перестройки систем здравоохранения. Напомню, что глобальная заболеваемость продолжает расти и, несмотря на то что в целом в мире пик заболеваемости уже пройден, мы по-прежнему говорим о том, что эпидемиологическая ситуация еще очень сложная. Многое, если не все, будет зависеть от эффективности наших усилий по проведению вакцинации, от того насколько быстро нам удастся сформировать популяционный иммунитет.

Но самое главное, что нужно подчеркнуть, российская система здравоохранения прошла тест на устойчивость и справилась с этим вызовом. Мы привыкли ставить во главу угла показатели эффективности, но такие вызовы — это именно тест на устойчивость, на то, насколько кадровые, инфраструктурные, организационные, управленческие резервы способны справляться с критическими ситуациями, требующими оперативного принятия и внедрения решений по структурной и функциональной перестройке всей системы. И накопленный опыт и в стране в целом, и в Санкт-Петербурге показывает, что именно межведомственное взаимодействие — залог успешности и результативности любых решений и мероприятий.

Решающим фактором в борьбе с пандемией стала наука

Профессор Северинов сравнил российские и зарубежные вакцины от COVID-19

Тем не менее работа в условиях сложной эпидемиологической обстановки выявила ряд направлений, которые требуют проработки в ближайшем будущем.

— Какие из этих направлений вы бы выделили как приоритет?

— Например, создание в регионах ситуационных центров с аккумулированием и анализом всей информации об обращениях граждан за медицинской помощью для визуализации полного цикла оказания медицинской помощи, включая амбулаторный этап. Не менее важно активное внедрение телемедицинских технологий в рутинную клиническую работу — это будущее, которое уже наступило.

Необходим резерв оборудования, планы по быстрому вводу в эксплуатацию новых коечных мощностей, планы по быстрому повышению доступности диагностических методов — это все, что нуждается в серьезном переосмыслении. Очень важным вопросом является планирование подготовки кадров, которые при необходимости смогут быстро овладевать дополнительными компетенциями для работы в перепрофилированных стационарах.

Наконец, необходимо еще раз подчеркнуть, что решающим фактором в борьбе с пандемией стала наука. И тот задел, который был сформирован в последние годы, позволил в кратчайшие сроки не только обеспечить научное сопровождение организационных и управленческих решений, но создать первую в мире вакцину против коронавирусной инфекции.

Решающим фактором в борьбе с пандемией стала наука © Pixabay

— В разгар пандемии центр имени В.А. Алмазова был перепрофилирован в ковидный стационар, позже вернулся к обычной работе. Появились ли за тот период какие-то наработки, которые вы бы хотели сохранить?

— Действительно, в первую волну у нас для пациентов с COVID-19 было выделено 500 коек и во вторую — 450. Это было весьма чувствительно, но тем не менее мы не ограничили доступность для городских и иногородних пациентов в специализированной, в том числе высокотехнологичной, медицинской помощи, и все плановые показатели по этому направлению были выполнены. 

Те вызовы, с которыми мы, как и все другие клиники, столкнулись при организации стационарной помощи пациентам с новой коронавирусной инфекцией, включали и массовое поступление пациентов, и ощутимый кадровый дефицит в работе перепрофилированного стационара, сказывалось отсутствие релевантного персонального опыта в управлении аналогичной ситуацией. Данные обстоятельства сформировали потребность в увеличении скорости принятия решений (как клинических, так и административного уровня) и снижении количества дефектов лечения пациентов и организации работы подразделений.

Помимо этого, необходимо было разработать алгоритмы принятия клинических решений, понятные и доступные для использования любыми врачами, работающими с COVID-19, вне зависимости от их предшествующей специализации, и системы мониторинга состояния пациентов для оперативного принятия решения по их выписке или переводу. На базе имеющейся у нас медицинской информационной системы в автоматическом режиме формировались отчеты, фокусирующееся на показателях эффективности каждого конкретного инфекционного отделения.

Решающим фактором в борьбе с пандемией стала наука

Третья вакцина от ковида может стать основной

Для всего управленческого аппарата был обеспечен доступ к данным аналитической системы, что позволяло проводить регулярное централизованное информирование заведующих отделениями о возникающей необходимости скорректировать терапию или осуществить перевод пациента.

Накопленный в пандемию опыт нацелил нас на еще более интенсивное развитие информационных технологий в нашем Центре, создание командного центра клиники и более быстрое продвижение к построению Умного Госпиталя.

— Как повлияла пандемия на состояние кардиологической службы России? 

— Влияние эпидемии на оказание помощи больным очень разностороннее, и именно это стало основным вызовом для медицинской службы. Амбулаторная помощь и плановые госпитализации ограничиваются из эпидемиологических соображений, ресурсы для оказания экстренной помощи сокращаются из-за перепрофилирования стационаров для лечения пациентов с коронавирусной инфекцией. Возросшая нагрузка на службу скорой помощи и необходимость соблюдения всех предосторожностей для предотвращения распространения коронавирусной инфекции могут приводить к задержкам с оказанием помощи пациентам с неотложными состояниями. Кроме того, хронические и прежде всего сердечно-сосудистые заболевания, как правило, обостряются и декомпенсируются на фоне инфекционного процесса.

Но и в этих чрезвычайных условиях наша кардиологическая служба решала сложные вопросы как специализированной помощи больным с коронавирусной инфекцией, так и помощи пациентам с острыми и хроническими сердечно-сосудистыми заболеваниями в перепрофилированных стационарах и на амбулаторно-поликлиническом этапе. Врачи-кардиологи, рентгенэндоваскулярные хирурги, реаниматологи участвовали в оказании помощи пациентам с COVID-19. Нам удалось практически во всех регионах России обеспечить доступность и высокое качество медицинской помощи пациентам с острой коронарной патологией.

Плановые показатели реваскуляризации (хирургического вмешательства, направленного на восстановление кровотока в коронарных артериях, питающих сердце. — Прим.ред.) у больных с инфарктом миокарда не только не снизились, но даже были перевыполнены в большинстве регионов.

В то же время, говоря о перспективах дальнейшего развития кардиологогической службы, нужно подчеркнуть, что самый большой резерв в снижении смертности — это хронические формы сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ), которые являются ведущей причиной не только смертности от болезней системы кровообращения, но и потери качества и сокращения продолжительности жизни в мире. Кардиологическая помощь пациентам с хроническими ССЗ находится в постоянном и динамичном развитии, с одной стороны, благодаря развитию науки, появлению новых, инновационных лекарственных препаратов, совершенствованию технологий хирургического лечения, позитивно влияющих на прогноз, с другой — благодаря государственной поддержке и реализации проекта «Борьба с сердечно-сосудистыми заболеваниями».

— Что изменилось за годы реализации этого проекта?

— Если на этапе инициации федерального проекта лишь в единичных из курируемых нами регионов была в той или иной мере организована служба для пациентов высокого риска, в частности, хронической сердечной недостаточности (яркий пример — это Нижегородская область), то сегодня более чем в половине регионов на базе опорных учреждений уже открыты Центры управления рисками, взявшие на себя функцию координации помощи самым тяжелым категориям пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями во всем регионе.

Решающим фактором в борьбе с пандемией стала наука © Кирилл Зыков/АГН Москва

Пациенты с хронической патологией, такой как хроническая сердечная недостаточность (ХСН), фибрилляция предсердий, резистентная артериальная гипертензия, тяжелые дислипидемии, часто пожилые, сложные и требуют мультидисциплинарного подхода и слаженного взаимодействия специалистов и этапов оказания медицинской помощи. Центры управления сердечно-сосудистыми рисками становятся координаторами такого мультидисциплинарного «бесшовного» подхода и обеспечивают тесное взаимодействие с федеральными учреждениями, своевременное направление пациентов в специализированное учреждение, доступность высокотехнологичных методов лечения и наличие программ реабилитации и паллиативной̆ помощи и ведение регистров, которые должны стать основой для контроля и реализации в том числе льготного лекарственного обеспечения. Для этого необходимы высокий уровень информатизации, возможность обеспечения функционирования регистров пациентов (включая оперативный анализ данных) и продвинутых систем контроля качества помощи.

— Какое влияние оказало внедрение высоких технологий на лечение сердца и сосудов?

— Те успехи, которые мы видели в последние годы (до начала пандемии), в решающей степени были связаны как с улучшением организации медицинской помощи (первичное звено, маршрутизация больных с острыми состояниями, телемедицина, лекарственное обеспечение и другие), так и внедрением в клиническую практику новых инновационных технологий.

Такие технологии в нашей стране используются все шире, поскольку они включаются в клинические рекомендации и при их высокой эффективности и безопасности становятся обязательными к применению.

Как пример можно привести лечение нарушений ритма, где наряду с лекарственной терапией довольно широко применяются интервенционные и хирургические методы с такой же эффективностью, как в любой зарубежной клинике. Или посмотрите на стремительное развитие технологий по имплантации стент-графтов в аорту или транскатетерную имплантацию клапанов сердца.

Читайте также:

• Минобрнауки нацелилось на «Оскар» и Нобелевскую премию • Уроки пандемии надо перевести на язык правовых актов • Петербургские поликлиники пообещали избавить от очередей

— Заключительный вопрос относится к профессиональному празднику всех медработников. Что бы вы хотели пожелать коллегам в этот день?

— Прежде всего я хочу искренне поблагодарить своих коллег за тот огромный труд, который они внесли в дело  борьбы с пандемией коронавирусной инфекции. Причем всех без исключения. Особая благодарность нашей молодежи, которая проявила себя с самой лучшей стороны и буквально закрывала самые трудные проблемы в перепрофилированных стационарах. Государство высоко оценило вклад медиков в борьбу с пандемией, и многие наши коллеги были награждены высокими государственными и ведомственными наградами.

В День медицинского работника хочу пожелать всем крепкого здоровья, успехов в повседневной работе, удовольствия от профессии и личного счастья.

#здравоохранение #вакцинация

Решающим фактором в борьбе с пандемией стала наука 24