«Незнание тонкостей»: пострадавших от стрельбы в Казани делают свидетелями

Родители учеников казанской школы № 175, где 11 мая произошёл «колумбайн» и были застрелены девять человек, сообщили, что следствие якобы снимает с их детей процессуальный статус потерпевших по делу о массовом убийстве и переводит в свидетели. По их словам, соответствующая разнарядка по линии Следственного комитета была спущена из Москвы. При этом силовики считают, что родители возмущены этим обстоятельством, так как хотят получить денежные компенсации. На ситуацию уже отреагировали власти Татарстана, заявив, что ничего не могут с этим поделать, поскольку решение принимается в ведомстве Александра Бастрыкина. NEWS.ru решил выяснить у адвокатов Игоря Трунова и Сергея Князькина, специализирующихся на защите пострадавших от терактов и школьных расстрелов, насколько правомерно изменение статуса и с чем оно может быть связано.

Пользуются неграмотностью

Как рассказала родительница одного из учеников школы № 175 Вероника Московская, следователь сообщил, что детей перевели из разряда потерпевших в свидетели из-за неверного заполнения неких документов. А один из силовиков якобы сказал: «Вы все хотите денег. Поэтому вы все сейчас приходите и начинаете ругаться из-за того, что ваших детей так переводят».

При этом отец одной из учениц школы Нафис Хазиев заявил, что его дочь во время нападения выпрыгнула из окна и получила травмы. Представитель родительской общественности Лилия Фомина подчеркнула, что стрелок Ильназ Галявиев собирался расправиться не с конкретными учениками, а «шёл убивать в эту школу», поэтому смена процессуального статуса ей, по меньшей мене, непонятна.

Ильназ Галявиев

По словам родителей, один из следователей объявил, что им поступило некое распоряжение из Москвы, по которому в свидетели переведут всех, кто не получил физического вреда.

Официальный представитель президента Татарстана Лилия Галимова, в свою очередь, заявила, что решение о переводе из одного процессуального статуса в другой принимается СК, а «у республики нет полномочий». Она добавила, что семьи погибших получили компенсацию в размере 1 млн рублей, а пострадавшим заплатят от 200 до 400 тысяч в зависимости от степени тяжести.

Как стало известно NEWS.ru, несколько родителей учеников казанской гимназии обратились за консультацией к адвокату Игорю Трунову, который имеет опыт защиты подобной категории граждан. Он, в частности, отстаивал интересы пострадавших в результате теракта на Дубровке в 2002 году, участвовал в следствии и судопроизводстве по делу Сергея Гордеева, устроившего стрельбу в московской школе № 263 3 февраля 2014 года, а также консультировал родственников по нескольким аналогичным ситуациям.

В основном следствие пытается пользоваться юридической неграмотностью, незнанием тонкостей и нюансов уголовного процесса, а также не желает наделять родных погибших и получивших травмы детей процессуальным статусом потерпевшего. Мы договорились, что родственники пострадавших в Казани попытаются сделать копии документов, прислать мне и я уже дам более развёрнутую консультацию. Следствие не давало им возможности сфотографировать [материалы дела], а это не соответствует закону, потому что лица, с которым проводятся следственные действия, имеют право знакомиться и получать копии процессуальных документов, выполненных с их участием.

«Незнание тонкостей»: пострадавших от стрельбы в Казани делают свидетелями

Игорь Трунов

адвокат

По словам адвоката, статус потерпевшего подразумевает в том числе возмещение вреда и получение материальной помощи со стороны государства. Но главное — это возможность участвовать в расследовании дела и получать объективную информацию о том, кто виновен в произошедшем. Иногда, как отмечает Трунов, следствие и суд «идут по пути сужения ответственности либо её полного нивелирования». Так, например, было с Гордеевым, когда его признали невменяемым и отправили в психиатрическую больницу, где он сейчас и находится.

Администрация школы несёт основную ответственность за безопасность детей. [В случае со школой № 175 в Казани] мы видим грубейшие нарушения, потому что профессиональных сотрудников [охраны] не было — была какая-то бабушка, которая выполняла непонятные функции. Профессиональный стандарт сотрудника безопасности, работающего в школе, подразумевает определённое обучение, физическую подготовку и другие достаточно серьёзные требования. Но школа не выполнила свои функции и в расследовании должна быть дана этому оценка, — подчёркивает Трунов.

Он уверен, что из-за некачественного следствия безнаказанность порождает новые преступления и злоумышленники думают, что можно уйти от ответственности, «прикинувшись богом или каким-нибудь чёртом и спокойно уехать в какую-нибудь гражданскую больницу, наломав дров и получив определённую дозу тщеславия». Трунов полагает, что в случае с Галявиевым имело место продуманное преступление и тут, кроме администрации школы, вопросы возникают к силовикам.

Оружие он купил якобы для охоты, но с таким типом оружия никто не охотится. Это штурмовое оружие, оно без приклада и очень удобно для использования в закрытых помещениях. Этот вопрос, конечно, должен был задать сотрудник Росгвардии, о том, что ружьё штурмового типа не предназначено для охоты. Всплывает и другой вопрос: когда появилась Росгвардия? Когда [Галявиев] отстрелял все патроны, вышел и сдался. Спрашивается, где они были? — подчёркивает защитник.

По его мнению, родители учеников казанской школы могут подать коллективный иск к Минпросвещения и администрации гимназии.

«Незнание тонкостей»: пострадавших от стрельбы в Казани делают свидетелями

Экономии на трагедии нет места

Адвокат Сергей Князькин защищал интересы родителей учеников бесланской школы, которые погибли в ходе нападения террористов и последующего штурма здания силовиками. По его словам, перевод следствием из потерпевших в свидетели и наоборот — достаточно распространённая практика.

В данном случае, скорее всего, это может быть связано с нежеланием платить компенсацию. Но есть постановление пленума Верховного суда РФ от 2010 года, где разжёвывается понятие потерпевшего. Такое понятие, как принцип экономии денежных средств, не может вставать на первый план по отношению к здоровью и законным интересам граждан. В Уголовно-процессуальном кодексе чётко указано, кто может быть потерпевшим. В случае со стрельбой в Казани им может быть лицо, которое получило физический и моральный вред. Если говорить про моральный вред, то, безусловно, его понесло огромное количество детей, которые на момент инцидента находились в школе.

«Незнание тонкостей»: пострадавших от стрельбы в Казани делают свидетелями

Сергей Князькин

адвокат

По словам Князькина, пострадали не только ученики класса, где непосредственно произошла трагедия, но и те, кто был в других учебных помещениях.

Ведь это связано с психикой, и, если расстрел происходил в соседнем классе, дети наверняка испытали тяжёлые переживания и шок. Они, безусловно, тоже являются потерпевшими, — отметил он.

Юрист подчёркивает, что информация о вероятном изменении процессуального статуса пострадавших от действий Галявиева «выглядит дикой», как и история с расследованием бесланской трагедии. Он призывает родителей оспаривать в суде данное решение СК.

Родители должны обжаловать соответствующее постановление следователя, жаловаться в прокуратуру. Кроме того, во время судебного разбирательства [по делу казанского стрелка], если будет информация, что определённые лица понесли моральный вред, но не были признаны потерпевшими, суд вправе наделить таких людей соответствующим статусом, — объяснил Князькин.

По его мнению, ситуация с возможным изменением процессуального статуса пострадавших может быть связана «с чёрствостью и чрезмерным количеством жестокости в обществе», порождающими в том числе «колумбайны».

Утром 11 мая на гимназию № 175 в столице Татарстана произошло вооружённое нападение. Стрельбу в образовательном учреждении устроил 19-летний Ильназ Галявиев, который ранее учился там. В результате атаки погибли девять человек и ещё 24 получили ранения. На молодого человека завели уголовное дело по ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство двух и более лиц) и предъявили обвинение.

Однако есть вероятность, что молодого человека могут признать невменяемым. В прошлом году ему поставили диагноз, свидетельствующий о заболевании головного мозга, однако признали годным к службе в армии. На днях сообщалось, что казанского стрелка направят на психолого-криминалистическую экспертизу в московский НИИ им. Сербского.

В подготовке материала также участвовал Артём Афонский.